Десятого октября на календарях по всему миру значилось – Всемирный день Науки. Запоздалые поздравления адресуем мы всем причастным к научной деятельности, а для наших читателей мы подготовили небольшой сюрприз.

 ТОП—5 лучших произведений художественной литературы, где авторы знакомят нас с учеными и их трудами.

1. На пятом месте – как будто самый часто-вспоминаемый автор, когда речь заходит о научных опытах. Дамы и господа, «Остров доктора Моро» Герберта Уэллса.

Далеко не самое известное произведение английского писателя — классика фантастического жанра, однако роман «Остров доктора Моро» заслуживает тем большего внимания, что является одним из самых мрачных произведений автора. История не об инопланетном вторжении и не о путешествиях во времени и пространстве. Дело обстоит куда забавнее (хотя слово «забавнее» вряд ли возникнет у вас при чтении…).

Главный герой то и дело помышляет о том, чтобы найти ручей и там утопиться, а двое мужчин, принимающие его «как гостя» в своем дьявольском заповеднике на уединенном острове в Тихом Океане, обезумели каждый по-своему. История держит в напряжении с момента попадания протагониста по фамилии Прендик в общество таинственного биолога (бывшего) Монтгомери и не менее таинственного, но совершенно точно менее доброжелательного ученого Моро, которому этот затерянный в водах океана клочок земли служил лабораторией для чудовищных опытов над животными.

Рискнем заметить, что один из неоспоримых плюсов романа может стать для некоторых читателем и его неоспоримым минусом. Я говорю о той мрачной и жуткой атмосфере, ощущении безысходности, которые сопровождают читателя от страницы к странице. Конечно эта безысходность не сравнится с возведенным в абсолют пессимизмом Джойса, однако жуткие образы, созданные Уэллсом еще на долго запечатлеются в памяти, и как будто уже не удивительно, что выросший на книгах Уэллса Говард Лавкрафт создал в своем воображении картины не менее устрашающие. Он даже написал собственное произведение «Герберт Уэст, воскреситель мертвых», где, как в названии, так и в общей атмосфере, угадывается влияние Уэллса.

2. Четвертое место уготовано пилигриму в жанре фантастики – прогремевшее в начале 19 века на всю Англию произведение Мэри Шелли «Франкенштейн, или современный Прометей». Не будем пересказывать сюжет, так как основные положения вероятнее всего вам знакомы, однако формат рецензии будет такой: чего вы могли не знать о «Франкенштейне…»?

1) Прежде всего вы могли заметить, что название указанное нами куда длиннее, чем общеизвестное. В самом деле, оригинал выглядит так – «Frankenstein: or, The Modern Prometheus». Оно отсылает к древнегреческому мифу о Прометее, подарившему человечеству огонь, вопреки воли Богов, чем вызвал их гнев и был обречен на ужасные муки.

2) То, за что у меня действительно болит душа. Франкенштейн. Виктор Франкенштейн. Это имя УЧЕНОГО. Само его «создание» по ходу произведения какого-то определенного имени не носит, разве что награждается различными нелестными эпитетами.

3) Помните Игоря? Да-да, того самого, про которого есть отдельный мультик, а еще его играл Дэниэл Рэдклифф в фильме 2015 года (самого Виктора там играл Джеймс МакЭвой). Так вот…этого персонажа НЕТ в оригинальном произведении. Впервые этот персонаж появляется в экранизации романа Шелли «Франкенштейн» (1931 года) и зовут его вовсе не Игорь, а Фриц. Так была положена традиция, что каждому злому (Франкенштейн то вроде и не злой, но образ в кино как-то сам собой сложился не особо лестным для него образом) ученому нужен свой мальчик на побегушках.

4) У романа очень интересная структура, он представляет собой как бы историю внутри истории. Основной сюжет рассказывается от лица самого Виктора, слушателем же выступает молодой человек, описавший все услышанное от Франкенштейна в своих письмах сестре. С этих самых писем и начинается повествование.

5) Прекрасной книге – прекрасная история создания. Из предисловия, написанного самой Шелли (и не раз ею же отредактированного) следует, что в 19 лет Мэри очень любила истории о сверхъестественном и мистическом. Равно как и вся Англия начала 19 века. Именно эта любовь к готике и сподвигла ее саму, ее мужа – кстати сказать, прекрасного поэта – Перси Шелли и ЛОРДА БАЙРОНА пуститься во все тяжкие и устроить своеобразное состязание по созданию «мистической новеллы». У Байрона времени скучать не было — ему еще «Чайльд-гарольда» дописывать, однако раз уж столько англичан собрались вместе в Швейцарии в ненастную погоду у камина, да еще и все люди творческие, ну как тут удержаться и не написать что-нибудь эдакое.

Кто-то едет летом на пляж греться, а кто-то в Швейцарию прятаться от сырости, а потом удивляются, что им сны мрачные снятся. А идея для будущего романа пришла к Мэри именно во сне, когда она уже отчаялась выиграть состязание.

3. Третье место занимает творение уже упомянутого (и горячо любимого) нами Герберта Уэллса. Если уж говорить начистоту, весь рейтинг, если очень захотеть можно было составить только из его работ, но для этого мы подождем годовщины его рождения (21 сентября, кстати сказать). Итак, «Человек-невидимка».

Роман во всех отношениях очень хорош. В мозгу главного героя возникают идеи, достойные лучших голливудских злодеев, только лишенные лоска и клешированности, они куда сильнее поражают и даже пугают. Во всей этой истории крайне жалко несчастную кошку, которая, став жертвой одного из экспериментов, всеми покинутая и совершенна невидимая,

была брошена на произвол судьбы на улицах шумного города. Что же до самого ученого по фамилии Гриффин, который и изобрел свой невероятный аппарат, способный делать живые ткани невидимыми, а затем уничтожил, потеряв всякую надежду вернуть себе прежний облик, — тот, и с самого начала людей не очень-то любивший, и вовсе обозлился. Решив непременно заручиться поддержкой бродяги «мистера Марвела», он решил закидывать его камнями, пока тот не согласится стать его другом (большой психолог, молодец).

4. На втором месте — потрясающая и предательски короткая для такой сюжетной составляющей повесть Р.Л.Стивенсона — «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». Вот видите, Стивенсон писал про всякие странные дела до того, как это стало мейнстримом.

Основной сюжет, надо полагать, всем известен. Успешный доктор Генри Джекил изобретает чудотворную сыворотку, способную разделять его сущность надвое. Таким образом, воплощается идея о злом двойнике героя, стремительно захватывающем абсолютный контроль над разумом и телом — рождается мистер Эдвард Хайд, жестокий, безжалостный, зловещий. Примечательно, что Джекил и Хайд вовсе не являются абсолютными антиподами, в первом зло и добро уживаются бок о бок, как и в любом человеке, полном противоречий и внутренних конфликтов, тогда как Хайд, по всей вероятности, — воплощенное зло.

История эта была не раз экранизирована, а в Театре имени Моссовета и сейчас идет спектакль-мюзикл о странных событиях, произошедших велением пера Роберта Льюиса Стивенсона.

Довольно примечательной чертой произведения является отсутствие любовной линии, что может привести в некоторое смятение современного читателя, и что продолжают упорно использовать режиссеры и сценаристы для создания новых и новых сюжетных линий. Как к этому относиться — не знаем, решать вам, но нашим священным долгом будет сказать, что произведение гармонично само по себе, в нем есть и триллер, и готика, и элементы детектива — все, о чем можно только пожелать, принимая в расчет совсем не большой размер повести.

5. Итак, наш победитель. Первое место достается произведению Аркадия и Бориса Стругацких «За миллиард лет до конца света».

Этот роман стоит особняком, его сложно сравнить со всеми, перечисленными нами ранее, так как в нем речь идет не столько о последствиях научной деятельности и экспериментов, но о взаимосвязи всего — прошлого, будущего, о противостоянии процесса познания и изучения и тех сил, которые можно назвать злым роком.

Признаемся, очень сложно писать об этой книге не вдаваясь в восторженный (чрезмерно восторженный) тон, ибо мы народ простой и привыкли называть вещи своими именами, так вот, по нашему скромному мнению, это произведение — лучшее, что написали Стругацкие. «Пикник на обочине», «Трудно быть Богом» — все это неоспоримые авторитеты в своем жанре, но «Миллиард…» не только совершенно не похож на любое другое творение авторов, он не похож ни на что вообще. Роман довольно короткий, а события, описанные в нем ,занимают совершенно небольшой промежуток времени, но каждое предложение полно неподражаемой самобытности, свойственной только ему одному. Задающий веселый тон произведению язык со временем и с изменением положения дел меняется, погружая читателя в атмосферу происходящего, переходит от то и дело мелькающего канцелярита к речи книжной, возвращается к разговорному стилю 70-х годов двадцатого века.

Не обходится тут без очень булгаковского мистического реализма, но в целом роман, конечно, позиционируется как фантастический.

Звездой всего романа мы назовем (потому что, а кто нам запретит) Вечеровского. Чуть ли не лучшее, что случилось с литературой 20 века — это появление этого персонажа. Таково, как мы уже упоминали, всего лишь наше скромное мнение.

Вдаваться в сюжет мы не намерены, ибо не в силах «оставить упований» на то, что вы, прочитав столько восторженных слов и не поняв ничего, захотите выяснить, в чем все-таки дело.

«Торопиться некуда, говорит он. До конца света ещё миллиард лет, говорит он. Можно много, очень много успеть за миллиард лет, если не сдаваться и понимать, понимать и не сдаваться.» (А.и Б.Стругацкие «За миллиард лет до конца света»)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*